Главная Новости Фотографии Контакты
Остров Мадагаскар » Экология и экономика


webmaster  [ 06.01.2012 ]

 

 

Экономика Мадагаскара и охрана окружающей среды: трагедия, в которой никто не виноват

Из статьи Элисон Джолли и Ричарда Джолли,
Из книги "Мадагаскар" - Москва: Прогресс, 1990

 

 

Экономические проблемы, с которыми сталкивается сейчас сельское население Мадагаскара, отличаются большей сложностью, чем когда-либо после получения независимости. В результате тяжелое экономическое положение не только оказывает давление на нынешнее поколение, но и заставляет жертвовать будущим. Борьба за выживание вынуждает жителей во все более широких масштабах использовать единственный ресурс, имеющийся в их распоряжении, - лесные угодья.

История землепользования на Мадагаскаре долгое время была историей сведения лесов - так же как и в Америке, Европе и Африке. Прибывшие на Мадагаскар поселенцы в процессе освоения свели леса на большей части территории, что привело к вымиранию крупных животных в период с 500 по 1700-е годы н. э.

На основании данных аэрофотосъемки, проведенной в основном во второй половине 40-х годов, Гишо сделал вывод, что леса еще покрывают 21% территории Мадагаскара. Для сравнения можно сказать, что такова же доля лесных угодий во Франции, которая представляется путешественнику страной полей, ферм и соборов. Штаты восточного побережья США, начиная со штата Мэн и кончая Виргинией, занимают такую же, как и Мадагаскар, территорию; их население в 7,5 раза больше, а площадь лесов в два раза больше, чем на Великом острове. Еще более существен тот факт, что лесные угодья Европы и Америки относительно стабильны, поэтому можно определить их площадь на настоящий момент и составить долгосрочный прогноз. На Мадагаскаре же леса продолжают быстро исчезать. Однако можно предположить, что леса, которые подвергались произвольному выжиганию или вытаптывались скотом, уже давно исчезли. Оставшиеся лесные массивы тоже являются реликтовыми. Они сохранились потому, что земли по каким-то причинам не могут обрабатываться, использоваться для выпаса скота или выжигаться. К исчезновению современных лесов может привести активная вырубка или интенсивное пастбищное использование. Именно это и происходит в настоящее время в постоянно возрастающих масштабах.

Существующие виды сельскохозяйственной деятельности, так же как и другие формы биологической активности, существенно различаются по биогеографическим районам. В районе центральных возвышенностей, уже в течение нескольких веков свободных от лесов, жители выращивают в основном суходольный рис. На востоке и западе острова есть речные долины, в частности в бассейне озера Алаутра, где постоянное обилие воды и плодородные почвы позволяют выращивать заливной рис. Во влажных тропических лесах района Самбирану и в лесах восточных районов неорошаемый рис, маниока и другие корнеплоды выращиваются методом переложного земледелия. Эта система предполагает вырубку леса с последующим забрасыванием обрабатывавшихся участков, где вырастает вторичный лес савука, который редко, если вообще когда-либо превращается в зрелый влажный тропический лес.

Еще один вид воздействия - это выпас скота. Общее поголовье домашних животных на Мадагаскаре включает по меньшей мере 10 млн. зебу, 2 млн. коз и 1 млн. свиней. Основная часть стада сосредоточена на западе и юге. Зебу обеспечивают своему владельцу престиж при жизни и считаются ценными жертвенными животными на похоронах. Для владельца важно не качество животных, а их количество, что отражает традиционные взгляды и слабость рыночной экономики. Сохранившиеся на западе листопадные редколесья часто горят по опушкам, когда при пожогах травы огонь захватывает и деревья. Подсчитано, что ежегодно треть территории Мадагаскара выгорает оттого, что жители в сухой сезон поджигают траву, чтобы обеспечить скот зеленым кормом.

Расположенные на юге колючекустарниковые пустыни, как ни странно, слишком сухи для выжигания. В этих сообществах очень мало листового опада, а суккуленты вообще не поддаются огню. Основное негативное воздействие оказывают выпасаемые здесь стада зебу и коз, которые, где возможно, питаются корой. Вблизи дорог пустынные колючие кустарники вырубаются для получения древесного угля и бытовой древесины. Земледелие ведется в очень ограниченных масштабах: на небольших участках пригодных к возделыванию почв в основном выращивается кукуруза.

В прошлом на Мадагаскаре осуществлялась промышленная заготовка древесины, преимущественно таких пород, как красное дерево, черное дерево, и других, используемых для инкрустации по дереву. Однако количество таких деревьев на 1 гектар относительно невелико, особенно по сравнению с влажными тропическими лесами Индонезии, поэтому использование лесов для получения доходов было ограниченным. Основную угрозу представляли мелкие фермы, уничтожавшие лес в своих хозяйственных целях.

Современный сектор экономики Мадагаскара на удивление разнообразен. В отличие от многих развивающихся стран, он не определяется какой-либо монокультурой, в том числе и экспортной. Мадагаскар экспортирует кофе, ваниль, гвоздику, сизаль, перец, хлопок, сахар - продукты влажных и полузасушливых зон. Каждый район острова имеет свою ориентацию хозяйства. С экономической точки зрения, так же как и с точки зрения естественной истории, Мадагаскар не представляет собой единого целого.

Для сельского населения экономический кризис означает невозможность переезда в город. Наоборот, при существующем на Мадагаскаре недостатке рабочих мест происходит обратная миграция из городов в сельскую местность.

Это в свою очередь приводит к усилению воздействия на землю. Для повышения урожайности на обрабатываемых в настоящее время землях необходимы капитальные затраты и удобрения. Используя традиционные методы земледелия и понимая, что расположенные в долинах земли заняты или бесплодны, малагасийцы должны вновь заниматься сведением лесов на склонах. Если не изменить такой метод возделывания и не расширить доступ к кредитам и рынкам, то будет увеличиваться воздействие на землю и леса - на ту естественную среду, которая так любовно описана в этой книге.

В конечном итоге и само сельское хозяйство Мадагаскара зависит от здоровья леса. На востоке страны необходим контроль на водосборах, имеющих чрезвычайно важное значение. В западных и южных районах лесной покров влияет на климат и микроклимат. Древесные насаждения могли бы также играть важную роль на обезлесенных в настоящее время территориях - для обеспечения топлива, для предотвращения эрозии и рационального использования непродуктивных лугов.

Все это хорошо известно в Службе воды и леса. В течение многих десятилетий она предпринимала попытки восстановления леса и охраны богатого природного наследия Мадагаскара. Об этом рассказывается в следующей главе, подготовленной Ж. Андриамампианина. Однако правительство неизбежно жертвует такими долгосрочными интересами для решения финансовых проблем, а мелкие фермеры - для удовлетворения неотложных потребностей, обеспечивающих им выживание.

Ситуация с охраной природы на Мадагаскаре - это трагедия, в которой никто не виноват. Успеха можно добиться, только разработав перспективную программу охраны окружающей среды в стране и используя в этот кризисный период иностранную помощь. Хватит ли богатым государствам мудрости, чтобы понять, что Мадагаскару необходима помощь не только в строительстве дорог, но и в сохранении лесов? Будем ли мы достаточно мудры и щедры, чтобы увидеть, что сохранить леса можно, только лишь уменьшив груз проблем, давящих на малагасийский народ? Необходимо содействовать повышению его жизненного уровня, что подразумевает улучшение рынка сельскохозяйственной продукции, установление справедливой платы за образование и обеспечение элементарной медицинской помощи.

Будет ли современное поколение достаточно мудрым, чтобы в своих собственных интересах понять, что чудеса малагасийской природы - это живые организмы, а не просто интересные образцы, которые можно описать в книгах. У всех нас - и у жителей западных стран, и у малагасийцев - есть выбор. Мы можем стать активными защитниками богатств нашей земли, а можем безразлично отвернуться, оставив огню бесценные сокровища природы.

 

 

Непрерывное сокращение природных ландшафтов

Из статьи Рено Полиан,
Из книги "Мадагаскар" - Москва: Прогресс, 1990

 

 

 

Как свидетельствуют результаты, полученные с помощью радиоуглеродного метода, человек впервые появился на Мадагаскаре менее 2000 лет назад. В течение нескольких столетий первые редкие поселения располагались лишь на прибрежных равнинах. Тем не менее постепенно человек в значительной степени преобразовал ландшафт острова, действуя наряду с геологическими, рельефообразующими и климатическими процессами. Низкая плотность населения обусловила специфический характер антропогенного воздействия.

Первым результатом стало исчезновение лесов, ускорению которого, бесспорно, способствовало постепенное иссушение территории. По мнению П. де ла Бати, оно обусловлено усилением эрозионных процессов, охвативших меридиональные горные хребты.

Последние исследования подтвердили, что, когда люди прибыли на остров, он был сплошь покрыт густыми лесами. На низменном восточном побережье произрастали высокоствольные влажные тропические леса. Влажные леса средних и верхних частей горных склонов изобиловали эпифитами, а почва была обнажена или покрыта травами. Открытые всем ветрам вершины покрывали горные влажные тропические леса из невысоких, искривленных, поросших мхами и лишайниками деревьев, под которыми расстилался плотный моховой ковер. На Высоком плато и скалистых западных склонах уступа влажные леса чередовались с участками листопадных редколесий, горными верещатниками и сухими листопадными редколесьями, которые, начинаясь на Высоком плато, простирались затем на западные и северо-западные равнины. Еще южнее произрастали удивительные сообщества из колючих деревьев и кустарников, относящихся к семействам дидиереевых и молочайных. Заболоченные берега западной части острова были покрыты густыми мангровыми зарослями.

Целостность этого лесного покрова нарушали лишь отдельные озера с присущей им специфической растительностью да несколько верховых торфяников. Кое-где встречались голые скалы, покрытые суккулентной растительностью, а также поросшие травой поляны на месте лесов, сожженных молнией. На этих временно безлесных участках впоследствии вновь восстанавливалась древесная растительность.

Значительные климатические изменения (смена увлажнения и иссушения), а также колебания уровня моря оказали свое влияние на лесной покров Мадагаскара. Существование отдельных небольших участков реликтовой растительности или произрастание тех или иных видов далеко за пределами их основного ареала связано с процессами расширения и отступания различных растительных сообществ. Эти процессы способствовали также формированию исключительного видового разнообразия растительности Мадагаскара, поскольку они приводили к генетической изоляции отдельных районов.

Однако у нас нет оснований считать, что климатические изменения естественным путем способствовали образованию обширных саванн еще до появления человека. Напротив, именно вблизи человеческих поселений пожары быстро сделали свое черное дело. Возможно, вначале они применялись для того, чтобы расчистить небольшой участок земли под пашню и уберечь деревню от неожиданного нападения врагов. Затем выжигание становится методом освоения новых земель в системе переложного земледелия, причем истощенные участки забрасывались и зарастали лесом. Роль палов увеличивалась по мере их использования для создания или "поддержания" пастбищ, на которых паслись все увеличивающиеся стада крупного рогатого скота. Эти горбатые животные, обычно именуемые зебу, были завезены на остров первыми поселенцами наряду с другой породой, лишенной горба и исчезнувшей лишь сравнительно недавно. В социальной структуре малагасийских племен размер стада отражал, а иногда и определял положение его владельца. Сотни животных приносились в жертву во время религиозных празднеств и погребений; их рогатыми черепами украшали могилы. В таких условиях численность скота имела гораздо большее значение, чем качество отдельных животных. Пожары позволяли осваивать новые угодья для выпаса, уничтожали лесные укрытия разбойников и грабителей, ограничивали распространение паразитов, особенно клещей. Кроме того, правильно рассчитанный по времени пал вызывал интенсивный рост травяного покрова в сухой период. Эта "легкая зеленая закуска" позволяла стадам прокормиться до наступления сезона дождей.

Начиная с X века каждую осень по всему острову, от северной оконечности до южной и от восточного уступа до Мозамбикского пролива, днем стлалась по ветру дымовая завеса, а по ночам багровело зарево пожаров.

Вначале разрушение природных сообществ происходило довольно медленно, но со временем этот процесс все ускорялся. Известно, что в середине XVIII века Мейер на пути из Антананариву в Амбуситру двигался под сплошным пологом леса. Спустя сто лет территория Имерины являлась небесам обнаженной и пустынной до такой степени, что ее обитатели получили прозвище "амбаниандру" - "те, кто живет под открытым небом". На рынках Антананариву дрова уступили место траве.

Сегодня, несмотря на отчаянные усилия министерства водного и лесного хозяйства, уничтожение лесов продолжается. Этому способствуют палы для "поддержания" пастбищ, подсечно - огневая система возделывания риса (тави), а в последнее время и промышленная эксплуатация лесов для получения древесины и создания плантаций на месте лесных земель. Каждый год в результате пожаров сокращаются площади лесных массивов и галерейных лесов, окаймляющих реки и покрывающих склоны оврагов в зоне опустыненных саванн, исчезают рощи на горных вершинах и вокруг гробниц, некогда охранявшиеся по религиозным и этическим мотивам.

И все же охрана лесов, несмотря на возрастающую сухость климата, ведет к расширению их ареала за счет ранее обезлесенных территорий. Это подтверждают исследования, проведенные на западных равнинах, в заповеднике Намурука, и в горах востока, на плато Суаиндрану в массиве Андрингитра. На фотографиях, сделанных с интервалом в 50 лет, отчетливо виден масштаб восстановления лесов.

Малагасийцам издавна было известно, что если вырубки охранять, то на них снова восстанавливается лесной покров. Знают они и о том, что вторичная растительность резко отличается от состава естественных лесов. Местные жители используют два различных термина: ала означает первичные леса, савука - вторичную лесную растительность.

Вторичные редколесья савука - это смешанное сообщество светолюбивых быстрорастущих видов деревьев. Их светло-зеленая или желто-зеленая листва отчетливо выделяется на темно-зеленом фоне первичных лесов.

Если пожаров нет, савука чрезвычайно медленно, но все же сменяется лесными сообществами первичного состава, поскольку семена соответствующих видов всегда остаются в почве или же заносятся с соседних лесных участков. Но, к сожалению, естественная фауна восстанавливается не всегда. Исследования показали, что через сто лет после вырубки лесного массива крупные наземные жужелицы рода Scarites так и не вернулись на прежнюю территорию, хотя растительный покров восстановился и даже приобрел свой первичный облик.

Исходя из вышесказанного, можно отметить то важное значение, которое имеют одиннадцать существующих в настоящее время комплексных природных заповедников. Они представляют собой строго охраняемые территории, созданные в 1927 году. Таким образом, в деле правовой охраны дикой природы Мадагаскар является пионером среди тропических стран. Размеры заповедников, качество древостоя, научные исследования, проводимые в них, определяют ведущую роль этих территорий в организации охраны лесов. Важное значение имеют также многочисленные специальные заповедники, занимающие меньшие площади, а также участки лесов, в охране которых играют большую роль верования местных жителей.

Изменение растительности Мадагаскара человеком началось с вырубки лесов и замены лесных сообществ травянистыми. Позднее, по мере того, как повторяющиеся пожары охватили все равнины, стала исчезать и травянистая растительность. На юге центрального региона ландшафт отчасти приобретает облик степи с сильно уплотненной поверхностью почвы, сквозь которую пробиваются отдельные тощие кустики аристиды (Aristida), практически не используемой ни людьми, ни животными. Aristida служит пищей только для термитов, которые усеивают территорию своими небольшими конусовидными сооружениями, где они накапливают траву, нарезанную на кусочки одинаковой длины.

Прежде чем окончательно превратиться в пустынную псевдостепь, саванна проходит промежуточную стадию развития, когда еще встречаются деревья, стоящие отдельно или растущие небольшими купами.

Вдоль водотоков лесная растительность сохраняется в виде галерейных лесов из панданусов и фикусов, которые по выживаемости намного превосходят другие породы. Иногда галерейные леса превращаются в узкую полосу древесной растительности или просто в ряд панданусов или пальм, стоящих, так сказать, в чистом поле.

Красные реки - результат эрозии почвы на МадагаскареСведение лесов приводит к ускорению процессов водной эрозии и дефляции. Поверхностный слой почвы, ничем более не закрепленный, попросту исчезает. Вместе с ним исчезает вся лесная фауна, питавшаяся листьями, плодами или древесиной и обитавшая в тени деревьев или во влажной почве: лемуры и птицы, а также насекомые, моллюски, лягушки. Поскольку мадагаскарская фауна изобилует узкоспециализированными видами, то уничтожение леса даже на ограниченной территории ведет к полному исчезновению многих видов и обеднению генетического фонда, в котором человек мог бы найти полезные для него виды растений и животных.

Ускоренная эрозия вызывает опустошительные наводнения и заиление прибрежных низменностей. В будущем можно предвидеть общее выполаживание рельефа и уменьшение абсолютных высот меридиональной горной цепи, что еще более усугубит иссушение острова.

 


Следы человека на Великом острове

Человек изменил ландшафт Мадагаскара прежде всего путем сплошного сведения лесов. В меньших масштабах преобразование территории связано с созданием многочисленных рисовых полей на Высоком плато.

Переселенцы, в совершенстве владевшие азиатскими методами возделывания поливного риса, превратили все склоны, все горные амфитеатры и верховья рек и ручьев в ступени рисовых террас. Цвет их меняется по сезонам от яркого желто-зеленого, характерного для небольших квадратных участков, на которых выращивается рассада (кеца), до чистой зелени высаженных на поля растений и бледно-желтой окраски вызревших метелок, ожидающих уборки урожая.

Самые высокорасположенные и живописные рисовые поля напоминают террасы в горах на Филиппинских островах. Они находятся на горных склонах Беци-леу в окрестностях городов Амбуситра и Фианаранцуа. Ширина террас иногда не позволяет использовать даже лопату; тогда обработка проводится с помощью узкого заточенного орудия ангади, которое крестьянин держит двумя руками и с громким криком "ух!" вонзает в почву.

Под пологом лесов восточного побережья рисовые террасы, занимающие склоны оврагов, орошаются с помощью труб, собранных из отрезков толстых стволов бамбука.

То здесь, то там на острове виднеются жилища малагасийцев. На восточном побережье и в районе уступа, а также отчасти на западе и вблизи Самбирану дома сооружаются из циновок, сплетенных из пальмового волокна или бамбуковой дранки. Пол высоко поднят над землей на столбах; крыша покрывается листьями пальм или "дерева путешественников".

Подобные легкие хижины из фалала хорошо проветриваются и создают здоровые условия для жизни. Такие же жилища строят племена сакалава и махафали. Рыболовы племени везу, обитающие на юго-западе страны, чаще всего просто натягивают парус от пироги на треногий каркас из мачт и брусьев. Получившееся сооружение напоминает вигвам американских индейцев.

Традиционные жилища племени антандруй настолько малы и низки, что часто взрослый человек не может распрямиться в них во весь рост. Для строительства используются ровные толстые доски из легкой древесины Alluaudia (фанцилутра). Дома эти украшены богатой резьбой, так же как и большие по размерам жилища племени амбухиманга. Небольшие деревни, состоящие из таких домов, обычно располагаются вдоль троп или каналов.

В центральной провинции Имерина сведение лесов давно уже заставило население перейти к строительству глинобитных домов. Древесина становилась привилегией княжеских домов и королевских дворцов. Строительные материалы доставлялись издалека, из лесов восточного побережья, чаще всего на спине носильщика или просто волоком. Колесо пришло на плато лишь в XIX веке, хотя на побережье оно было известно уже три столетия. Некоторые здания в Антананариву, в том числе дом, принадлежавший Жану Лаборду, и дворец Андрианампу-инимерина, наглядно демонстрируют искусство и оригинальность стиля малагасийских плотников. Традиции деревянного зодчества сохраняются и сегодня, особенно у племени зафиманири, обитающего в лесах Амбуситры.

Глинобитные дома в давние времена сооружались следующим образом: глину месили ногами, потом укладывали ее толстым слоем как стены будущего дома, которые затем высыхали прямо на месте строительства. Подобным образом возводились даже двухэтажные дома. Постепенно процесс усовершенствовался: вначале использовались крупные блоки, затем вручную, а позже в формах стали делать кирпичи. Сушили их на солнце, а позднее начали обжигать в печи. На Высоком плато часто встречаются ямы, где добывалась глина, и печи для обжига. Для обмазки внешней поверхности стен использовалась ярко-красная смесь из глины, навоза и бананового сока.

Самые простейшие жилища состояли из одного помещения. Впоследствии стали сооружаться двухэтажные строения, часто с амбаром на чердаке. Позднее вдоль длинных сторон здания появились террасы. Такие дома, чаще всего с наружной лесенкой, обычны для районов племени бецилеу. В домах племени мерина лестница располагалась, как правило, внутри дома между двумя комнатами первого этажа.

К сожалению, в наши дни красное внешнее покрытие домов уступило место разнообразной окраске, которая плохо сочетается с преобладающим красным цветом окружающего ландшафта. Исчезают и старинные формы строений.

До недавнего времени на Высоком плато жилища располагались на вершинах холмов значительно выше рисовых полей. Это обеспечивало безопасность и ограничивало распространение малярии. Вокруг домов сооружался внешний сухой ров и возводилась стена, круглая или овальная. Вход закладывали огромным каменным диском. Такие укрепления обеспечивали их жителям достаточную безопасность. В одном из преданий Тантары (истории королей Имерины) рассказывается о короле, чье поселение было осаждено превосходящими силами противника. По приказу короля сухой ров был заполнен рисовой соломой, которую прикрыли тонким слоем земли и подожгли. Ничего не подозревавшие вражеские войска начали атаку, провалились в ров и погибли в огне.

С образованием королевства Имерина опасность вражеских нападений уменьшилась. Укрепленные деревни распались на отдельные хозяйства и крупные поместья. На склонах холмов сооружались сельскохозяйственные постройки: жилые дома, амбары, птичники, склады. Все они, а также и обширные огороды обносились прямоугольными глинобитными стенами.

Позднее в результате правового упорядочения освоения новых земель, развития торговли и упразднения рабства отпала необходимость и в этих стенах. Сейчас небольшие дома цепочкой опоясывают подножия холмов за границей рисовых полей или вытягиваются вдоль торговых путей.

Создание поселений коренным образом изменило облик обширных бассейнов на Высоком плато. Такие бассейны, обычно пересекаемые рекой, достаточно плоски, что благоприятно для выращивания риса на больших площадях. Их поверхность пронизана густой сетью каналов с многочисленными шлюзами, дамбами и маленькими мостиками. Откладывая ил, реки постепенно поднимают свои русла до тех пор, пока не достигают уровня окружающей равнины. Поэтому защитные дамбы, сдерживающие их, ничуть не уступают по размерам дамбам в Голландии.

Крестьяне этих районов в избытке обеспечены водой. Для утаптывания и удобрения полей перед севом риса и они, и жители западных районов, обрабатывающие сезонно заболачиваемые участки (мацабури), используют крупный рогатый скот. В крестьянских хозяйствах наряду с рисосеянием обычно разводится рыба: карп, интродуцированный в начале века д-ром Лежандром, завезенный еще раньше серебряный карась и Tilapia, разводимая после второй мировой войны благодаря усилиям службы водного и лесного хозяйства. На рисовых полях и в каналах эти рыбы находят весьма благоприятные условия обитания. Добыча ведется при помощи удочек, сетей, а также путем единовременного осушения полей. Эти виды рыб являются основным источником белка для большинства малагасийцев.

За последние 75 лет, активно занимаясь восстановлением лесов, человек изменил облик Высокого плато. Рощи серо-зеленых эвкалиптов и плантации темно-зеленых сосен образуют защитный покров на участках будущего освоения. Первые плантации эвкалиптов были созданы, чтобы обеспечить древесным топливом железную дорогу Таматаве-Антананариву. В настоящее время здесь сажают преимущественно сосны, главным образом для удовлетворения потребностей в деловой древесине и целлюлозе, а также для охраны почв от эрозии.

Плантации тунга в районе озера Итаси имеют облик индустриализованных полей; в долине реки Мангуру плантации маниоки также вносят в пейзаж геометрический элемент. Плантации товарных сельскохозяйственных культур преобразили равнины Самбирану, Антандруй и западные районы острова. Здесь выращиваются соответственно сахарный тростник, сизаль, хлопок и табак. Обширные, хотя и не столь геометрически правильные поля созданы в долинах крупных западных рек в результате сельскохозяйственного освоения периодически затопляемых пойм (байбуху). Плантации других культур (какао, кофе, перец, ваниль) не столь заметны для глаза, они обычно выращиваются под пологом деревьев.

Наиболее причудливый вид имеют плантации иланг-иланга в северо-западных районах и на острове Нуси-Бе. Ветви этого растения систематически обрезают или обламывают, и поэтому низкие угнетенные деревья напоминают сосновое криволесье вблизи верхней границы леса в горах. Цветки илангиланга используются для производства духов. В сезон цветения запах иланг-иланга и кофе встречает путешественника задолго до того, как ему откроются берега острова Нуси-Бе.

Еще один след, оставленный человеком в ландшафте Мадагаскара, - это гробницы. Все малагасийские племена верят в могущество предков. Однако, несмотря на сходство религиозных верований, гробницы в различных районах существенно отличаются друг от друга.

На восточном побережье обычны открытые захоронения, отдельно для мужчин и для женщин, а также закрытые деревянные гробы, часто в форме пироги, устанавливаемые в лесной чаще.

На западе острова гробницы племени сакалава представляют собой деревянную ограду, украшенную резными фигурами, которые имеют явно выраженные древнеазиатские истоки. Фигурки реалистично изображают отдельных людей, супружеские пары, а также птиц, в частности пеликанов, что свидетельствует о существовании в данном районе колонии этих пернатых.

На юге племя махафали превращало свои гробницы в настоящие крепости. Это квадратные платформы, сторона которых достигает 10-15 метров, а высота 1-1,5 метра. Над ними возвышается от 4 до 16 алу-алу - резных столбов, увенчанных фигурами. Раньше это бывали обычно зебу, а в последнее время встречаются машины и даже самолеты. На могилу кладутся черепа зебу, принесенных в жертву во время погребальной церемонии. Захоронения в южных районах обычно обособлены друг от друга. Чаще всего они располагаются близ дорог; по углам высаживаются четыре дерева фанцилутры. На Высоком плато все холмы усеяны гробницами - каменными племени бецилеу и кирпичными племени мерина.

Строительство поселений, создание мест захоронений, развитие сельского хозяйства и орошения оказали разнообразное и в целом значительное влияние на облик территории, чего до сих пор нельзя сказать о промышленности. О наличии шахт свидетельствуют пока лишь отдельные шурфы и отвалы пустой породы. Со строительством плотин ГЭС постепенно уходят в прошлое живописные водопады, в частности в районе Мандрака и Намуруна. Возникают водохранилища, такие, как Циазумпанири и Мантасуа. Водохранилище Мантасуа, расположенное в разветвленной долине, предоставляет благоприятные возможности для развития массовых видов спорта.

Постоянное развитие городских поселений, региональных и провинциальных центров, торговых и портовых городов отражает процесс урбанизации. Для Мадагаскара в меньшей степени, чем для других стран тропиков, характерна проблема массовой миграции из сельской местности и образования пригородных трущоб. Небольшие города и поселки по-прежнему сохраняют свою привлекательность.

Если пролететь над Мадагаскаром на небольшой высоте, то Великий остров покажется архипелагом, где населенные участки разделены обширными горными массивами, лесами и, наконец, пустынными пространствами - царством пасущихся стад. Редкая сеть дорог соединяет обитаемые "острова". Столь неоднородный характер освоения территории, а также сильно расчлененный рельеф обусловливают значительные трудности в социальном, экономическом и политическом развитии страны.

Характерной особенностью Мадагаскара является и красота его освещения, необычайное разнообразие игры оттенков неба, что придает его природе, особенно на Высоком плато, оттенок безмятежной меланхолии.

Ландшафты Мадагаскара, от впечатляющего пейзажа вулканического озера Тритрива до нежной изумрудной зелени рисовых полей, обладают множеством неуловимых нюансов. Малагасийцы тонко чувствуют окружающую их природу. В традиционных верованиях и местных пословицах каждое озеро и дерево имеют свое собственное важное значение. Невозможно забыть, как во время одной из экспедиций по горным районам носильщики на каждом привале садились лицом к бескрайним просторам и, купаясь в мерцающем свете, спокойно погружались в созерцание, ожидая отправления в путь.

 

 
 

Оставить комментарий